Кто из знакомых болел раком

"У меня рак!" Может ли человек такое врать? - simply miu

За последнее десятилетие люди стали чаще болеть раком лишь небольшая опухоль (такая же, кстати, была у одного знакомого)!. Рак и ужас - Когда онкофобия страшнее онкологии рассказывает историю про рак у кого-то из друзей или соседей, . А во-вторых, бытует в нашем народе такое мнение, что если ты заболел раком, то это все. Первая (и главная): вы, ваши знакомые и друзья вступаете в возраст когда люди начинают болеть раком. Начиная лет с 40 каждому человеку на земле .

Даже не произноси такое вслух! Поддерживать разговор на столь деликатную тему трудно — но близкие будут благодарны. Забудьте о гиперопеке Хотя человек с тяжёлой болезнью, особенно в пожилом возрасте, нередко чувствует себя зависимым, например в бытовом или финансовом плане, на самом деле он не ребёнок, всё понимает и может принимать решения. И важно позволить ему проговаривать эти решения, даже если родственники с ними не согласны. К тому же приоритеты у всех разные: И если нужно начинать новый цикл сложного лечения, а человек хочет поехать туда, где мечтал побывать всю жизнь, — возможно, важнее будет исполнить это желание.

Кроме того, важно не торопиться, даже если решение хочется принять максимально. Может возникнуть чувство, что счёт идёт на секунды, и этим иногда пользуются недобросовестные врачи или клиники, которые предлагают дорогостоящее лечение, не дав человеку времени, чтобы подумать.

Но всё-таки онкология — не реанимация, и неделя на то, чтобы всё взвесить, есть практически. Запаситесь терпением Серьёзный диагноз у близкого человека — это огромный стресс, поэтому не стоит пытаться взвалить всё на себя, а для решения бытовых задач можно попробовать привлечь друзей или знакомых. Людям с серьёзным диагнозом приходится нелегко: Когда они рассказывают о своей болезни друзьям и близким, то меньше всего хотят видеть сцены паники, отчаяния и трагедии.

Лучший подход в этом случае — поблагодарить за то, что вам всё рассказали, ведь это усилие над собой со стороны заболевшего, и сказать, что будете. Не стоит корить себя и думать, что можно было бы проявить больше сдержанности или, напротив, сострадания — скорее всего, вы и так делаете всё возможное.

Если после операции или химиотерапии близкого вы чувствуете себя почти настолько же плохо, насколько и сам пациент, это делу не поможет. И конечно, как и во многих жизненных ситуациях, очень пригодится чувство юмора. Тяжёлое заболевание не самая весёлая штука на свете, но испытания переносятся легче, если остаётся способность вместе посмеяться.

Уважайте мнение заболевшего Нам часто кажется, что мы мудрее и разумнее, чем заболевший близкий, и что со стороны нам лучше. На самом деле важно то, что думает о своей болезни и происходящем сам этот человек, а не его друзья или родственники.

И если, к примеру, человек религиозен, а вы нет, не нужно его переубеждать, лучше переключите свои ресурсы на организационные вопросы.

Не нужно спрашивать себя, почему произошло именно это; важно понять, что болезнь не наказание лично вам и не кара небесная. Ощущение жизни, радости жизни, счастья. В больнице я познакомился со своей супругой.

  • Когда онкофобия страшнее онкологии
  • Как говорить с человеком, у которого обнаружили рак?
  • «Рак — это не обязательно свалиться и лежать». Три истории борьбы с раком

Мы больше полутора лет встречались, общались, после этого поженились, еще год провели. У меня там был небольшой период ремиссии, у нее болезнь прогрессировала, ее пришлось лечить, но буквально в последнюю ночь перед ее смертью мы с ней обсуждали нашу жизнь и признались друг другу в том, что абсолютно счастливы. Уже на смертном одре Аня сказала, что нисколько не жалеет о своей болезни и благодарна Богу за то, что с ней это произошло именно.

кто из знакомых болел раком

Что мы поженились, и что она ни на что бы не поменяла свою жизнь. Она была благодарна Богу за то, что ей была дана такая болезнь, такое испытание. Через это испытание вокруг появилось много хороших людей, было искреннее общение, чувство искренней любви. Не просто поверхностной, а жертвенной. Отношение близких тоже изменились. Кто-то отошел подальше, но с теми, кто остался, отношения только крепли, и проявление любви было более ярко выраженное, с снисхождением и пониманием друг к другу.

У всех нас есть такие моменты, которые трудно понять, и важно друг другу что-то объяснить. И поэтому ухаживающему трудно понять все переживания, все переносимые физические страдания, моральные, психологические, духовные. Ухаживающему сложно понять, как кто-то переносит болезнь. Так же и больному иногда непонятно отношение ухаживающего, здорового человека.

Ему, например, кажется, как можно не думать о боли, еще что-то. Это моменты очень сложные для понимания. Кроме того, мы оба достаточно любопытные люди. Я исследовал тему довольно глубоко и узнал о своей проблеме очень. Также и она на протяжении всего лечения старалась узнать информацию, подробности, тема не пугала ее, как бывает у многих. Среди наших пациентов, даже среди моих друзей есть люди, которые год-два лечились, потом приходила ремиссия. И так десять лет прошло, а они, в принципе, и не знают, чем их лечили, от чего лечили.

Знают названия пары препаратов и что это онкология —. А есть люди любопытные, которые начинают копаться, искать, им это интересно.

Но, опять же, здесь надо понимать: И еще есть много лишней, явно негативной информации. Нужно научиться ее фильтровать.

А мы сами свою болезнь достаточно глубоко изучили: У нас появился опыт лечения в России, года три или четыре, потом еще год в Германии. Потом были консультации с другими клиниками — Америки, Китая. Можно было сравнить, как у нас и там лечат.

Можно ведь раствориться в болезни.

кто из знакомых болел раком

И здесь я могу говорить только о своем опыте. Мне, например, очень помогает причастие. Я не ходил в храм до. Болезнь меня привела к Богу: Было тяжело, были непонятные вопросы, на которые нужны ответы. Ты переживаешь, бесконечно мучаешь себя, а вопрос можно повернуть так: И ответ уже можно попытаться найти: А может быть, я могу им как-то помочь? То есть не мне, а я могу уже что-то сделать. И так будет значительно проще. Как это время не ощущать себя под Дамокловым мечом? Буквально только что мне позвонил знакомый, сказал: До этого у него уже долго прогрессировала болезнь, он больше шести лет лечится — и периоды ремиссии были короткие и нечастые.

И мы, обсуждая эту тему, пришли к выводу: У тебя есть понимание лечения, план действий. Если период ремиссии прошел небольшой, ты еще не успел привыкнуть к другой жизни, к другому ритму, то и рецидив воспринимаешь более-менее спокойно: А когда прошел длительный период ремиссии, и болезнь возвращается через два года или больше, то уже сложнее; по-новому воспринимаешь это все и даже, может, страшней.

Симптомы рака, которые часто игнорируют

У тебя уже появилась уверенность: Пытаюсь не то что не забывать или думать постоянно о болезни, но не бояться и не исключать самого факта, что может быть рецидив. Это как память о смерти. В принципе, смерть неизбежна для нас, хоть мы ее стараемся отодвинуть в далекий угол. Она есть, мы достоверно можем сказать, что умрем. Эту фразу каждый человек может сказать о. Так же и здесь: А, может быть, ты вообще проживешь жизнь и умрешь совершенно не от.

Такой подход не нужно исключать, но и не нужно постоянно о нем думать. Здесь, опять же, помогает вера, что все в руках Божьих, что Господь управляет. И если тебе нужен будет рецидив, значит, он для чего-то тебе будет нужен. Как быть с людьми, которые говорят: Они думают за. Если у тебя заболела жена, мама, папа, ты что же, скажешь: Почему ты думаешь, что близкие думают о тебе так же?

Это такое проявление эгоизма, я считаю. Ну да, есть проблемы, но есть и куча методов, есть лечение от многих видов рака, при которых он переходит в хроническую стадию. Есть новые формы химиотерапии, много новых методов, которые стали более доступны и которые, в принципе, помогают человеку жить с этой болезнью, контролируя. Многие препараты, которые используются на Западе, у нас есть тоже, и даже в списке бесплатных лекарств.

Но иногда их сложно получить или дорого. И задача нашей организации — помочь в. Иногда бывает, в государственном механизме где-то что-то застряло, лекарство не дают, но пока пациент в этом разберется, пройдет время. И если лечение прервалось, смысл его аннулируется.

Небольшой период сводит на нет прошлое лечение, на которое государство уже потратило кучу денег. Тут оно само себе ставит палки в колеса. И мы сотрудничаем с благотворительными фондами, которые помогают нашим пациентам на тот период, пока мы разбираемся в ситуации, предоставить необходимые лекарства. Например, возьмем одну из наиболее частых опухолей — рак легкого.

Он может быть выявлен только компьютерной спиральной низкодозной томографией. Или опухоль желудка — нужно сделать гастроскопию, при профосмотрах это не делается. Скрининг — это очень материально затратная процедура, в каких-то регионах есть программы обязательной медицинской помощи, в том числе и скрининговые, где-то они не работают, потому что нет денег. Или нет, в конце концов, специалистов, умеющих работать на такой высокотехнологичной медтехнике.

Но там это налажено так потому, что раньше эта страна была на одном из первых мест по смертности из-за рака желудка, а сейчас опустилась на е. Больше и тщательнее, чем они, никто не выявляет этой онкологии на ранней стадии. Больше половины больных они оперируют вообще без разреза. Есть такая возможность подслизистой диссекции, когда на ранней стадии можно эту опухоль удалить вместе со слизистой через эндоскоп.

Через два дня больной уходит домой, и все, больше ни о чем уже не надо беспокоиться.

Исповедь обреченного

Там за скрининг платит работодатель, ему это выгодно из-за налоговых льгот. А если человек не прошел обязательной процедуры скрининга и у него развилась опухоль желудка, то он сам платит за свое лечение, без всякой страховки.

Но даже то, что есть, оно до конца не загружено. Например, в Москве закуплено более сотни маммографов, но не приходят здоровые женщины проверяться! Не идут, и все — боятся! Но, чтобы скрининг стал эффективным, он должен быть массовым. В среднем заболеваемость раком у нас далеко не самая высокая в мире: Но, чтобы их выявить, на скрининг должны прийти эти тыс. Я вам еще одну страшную цифру из той же серии скажу: Если переложить эти цифры на млн нашего населения, то получается очень внушительный онкопоказатель.

Понятно, почему люди боятся онкологии? Они не верят в качество нашей медицины, не верят, что им смогут квалифицированно помочь, поставить правильный диагноз.

Но, какими бы ни были эти страхи, ответственно относиться к своему здоровью нужно! Ведь если бы профилактические обследования у нас стали нормой, то эти цифры существенно снизились. Ранняя постановка диагноза — достаточно быстрое излечение. В такое сложно поверить, что три месяца назад ты проверялся, а потом вдруг опухоль сразу стала большой. Но не потому, что рак заразен. Все это глупости, никто этого не доказал, что рак передается через контакты.

Другое дело, каждый может заболеть, и чем старше человек, тем выше вероятность.

Исповедь обреченного / gastmeghcompdog.tk

Например, опухоль предстательной железы, средний возраст у этой болезни — 60 лет. А в принципе все, что ослабляет защитные силы организма, теоретически может увеличить шанс заболевания. У меня самого был такой случай, когда больная, у которой были огромные метастазы рака матки в легкие, после того как был поставлен диагноз, и весьма неутешительный, прожила еще 20 лет. В ее случае организм сам справился с болезнью. Теоретически можно представить, что иммунная система сама начала бороться и уничтожила этот раковый очаг.

Но такие случаи, повторюсь, крайне редки и до конца не объяснимы. А вообще, наши люди любят считать, что если рак, то, значит, недели через две-три ты умрешь.

Вранье и бред такие убеждения! Даже без всякого лечения больной может прожить год, а то и два-три. А шарлатаны от медицины этим пользуются. К нам в больницу как-то пришла молодая женщина с огромной опухолью в животе. Она полтора года лечилась, как сама рассказывала, у экстрасенса.

Он ей потом сказал: А приди она полтора года назад, мы бы ее спасли. Правда ли, что боязнь рака может стимулировать его появление? Говорить о вредных привычках — курении, стрессах, лишнем весе и прочем — стало общим местом, но это тем не менее все-таки уменьшает риск заболеть раком.

А если онкология все-таки случилась, нельзя целиком уходить в болезнь, нельзя думать только о. Надо поскорее вернуться в нормальную жизнь, и тогда у тебя появятся шансы поправиться. Что касается фобий, прямой связи нет, но жизнь это может существенно подпортить. Людям нужно доводить информацию о том, что процент вылечившихся тоже достаточно убедителен. Нужно приходить как можно раньше, искать схемы лечения и верить, что тебя вылечат.

Пусть где-то чуть хуже, где-то получше, но нельзя сидеть дома и просто бояться. И часто ли вы проверяетесь? Я, знаете ли, фаталист. А всесторонний скрининг прошел, потому что это было обязательным условием в нашей клинике. У этой фобии есть реальные основания? Уже давно научно доказано, что рак не передается никаким — ни воздушно-капельным, ни контактным — путем. Людей, вероятно, больше беспокоит не то, что раком можно заразиться как каким-то инфекционным заболеванием, а скорее — может ли это заболевание появиться у них или у их близких.

И в такой постановке вопрос имеет свои основания. Действительно, у определенного процента пациентов есть предрасположенность к так называемым наследственным формам злокачественных образований. И тогда мы говорим, что вероятность заболевания у них значительно выше, чем у всей популяции населения. Вот такие формы рака, как рак молочной железы, например, могут иметь такую тенденцию. Как понять, относишься ли ты к этой группе повышенного риска, и что делать с этой информацией?

Это означает, что в семье такой онкобольной вероятность заболеть — в восемь-девять раз выше, чем у. Есть такой ген носительства, ген BRCA 1, мутация которого и обуславливает повышенную предрасположенность к раку молочной железы.

Но это не значит, что женщины в роду, у кого есть это носительство, обязательно заболеют. Ни в коем случае! Просто это повод лишний раз обратиться к врачу-онкологу, чтобы иметь алгоритм обследования, который позволит выявить опухоль на той стадии, когда мы однозначно сможем ее вылечить.

У нас нет сейчас в арсенале препаратов, каких-либо медикаментозных схем или таблеток, которые защитили бы здоровую, но с носительством генной мутации женщину от возникновения этого заболевания. К сожалению, нет пока таких средств. Но информация об этой наследственности дает возможность назначить родственницам пациентки более раннее и более тщательное обследование. Для того чтобы узнать, есть ли такая предрасположенность, любая здоровая женщина может сдать анализ крови на носительство генной мутации.

Этот анализ делается сейчас во многих лабораториях. Но это крайне редкая ситуация. В основном данный анализ выполняется, когда диагноз уже поставлен, то есть когда это уже рутинная процедура. В такой ситуации это уже больше информация для кровных родственников больной по женской линии.

Но мы не хватаем за руки родных онкобольной и не требуем, чтобы они пошли проверяться. Каждая женщина самостоятельно принимает решение о том, надо ли оповещать своих родственников о предрасположенности к генной мутации. Возможно, поэтому многие женщины не хотят или, точнее, боятся идти проверяться.

Уже доказано, что маммография является наиболее информативным методом ранней диагностики злокачественной опухоли молочной железы. Но в каждом отдельном случае все решается индивидуально. У врачей-онкологов нет никаких стандартов, которые бы позволили предложить подобную операцию. И кстати, такое не позволяется не только у.

В большинстве европейских стран тоже существует запрет на подобные хирургические манипуляции. Мастэктомия к тому же не гарантирует, что эта проблема будет навсегда решена. Но доля ранних обращений с таким диагнозом далеко не такая, как хотелось. К сожалению, больше половины наших пациенток обращаются за помощью, когда появляются какие-то неприятные симптомы, боль.

А это, как правило, признаки достаточно запущенного состояния, когда диагностируется третья, а то и четвертая стадия рака молочной железы. В таких случаях говорить о полном излечении крайне сложно. Мы можем говорить скорее о продлении жизни.

Хотелось бы, чтобы информированность населения была лучше, чтобы люди не боялись идти к врачам, не боялись их спрашивать обо всем, что волнует в связи с раком.

И возможно, поэтому тянут с приходом к врачу до последнего. Действительно, рак молочной железы требует достаточно длительного лечения: Нарушается общее состояние, выпадают волосы, качество жизни на период лечения существенно падает.

Да и разводов, что скрывать, при таких ситуациях случается больше, чем в обычной, без онкологии, жизни. Но скрыть диагноз, если вы получаете современное лечение, невозможно в принципе. Очень важно понимать не только пациенту, но и семье — мужу, детям, родителям: Особенно если вовремя и.

Психологическая поддержка, особенно со стороны родных, очень важна, она довольно сильно стимулирует выздоровление. Но и самой семье такая помощь тоже необходима. И может быть, мое сравнение покажется не вполне корректным, но большинство автолюбителей уже привыкли страховать свои автомобили.